При поддержке ФСР «Полдень»
+7 (495) 231-84-01
обратная связь

Алексей Миняйло, наш директор по счастью партнеров, о том, как играючи изменить свою жизнь

5 мая / 2018 /

Леша занимается поиском бизнес-партнеров проекта и наших новых источников финансирования. В этом интервью — его воспоминания о первых успехах проекта «Полдень» и наших планах на будущее.

В какой момент вы поняли, что можно социализировать детей с помощью образовательных игр?

В 2012-м, спустя год после того, как мы начали заниматься играми в принципе. В это же время мы с друзьями сделали проект для наблюдателей на выборах — образовательную игру, с помощью которой обучили почти 1000 наблюдателей за два месяца После выборов мы провели опрос, который показал, что эффективность обучения составила 84%. Тогда я осознал, что образовательные игры могут быть суперкрутыми.

Сколько изначально человек было в команде?

Когда я пришел, было человек 15 в Москве и по 3-5 в Санкт-Петербурге и Саратове.

Вы сразу пришли к работе с детскими домами?

Вся наша работа в образовании началась в МГУ. В 2008 году мы создали там Центр интерактивных образовательных технологий. До этого мы делали ролевые игры, обычные, не образовательные, и постепенно стали понимать, что эти игры помогают нам становиться лучше: осваивать какие-то навыки, разбираться в сложных психологических моментах человеческих взаимоотношений.

Например, я в то время побывал участником одной ролевой игры. На тот момент я вообще не представлял, что могу быть лидером, что люди могут меня слушать, что кто-то может за мной идти. Но в игре я решил попробовать и понял, что у меня получается. Это полностью изменило мою жизнь!

Ролевые игры можно использовать для того, чтобы и другие люди могли менять свою жизнь. Например, воспитанники детских домов.

Не было ли страшно работать с детдомовцами с психологической точки зрения?

Когда я первый раз оказался в детском доме, было немного нервно, но в целом я чувствовал себя хорошо. Я думаю, все зависит от человека. Все проходят сквозь первую неуверенность в своих силах, боязнь столкнуться с психологически сложной ситуацией.

Например, приходишь в детский дом и дети тебя всегда проверяют, иногда — жестко. Спрашивают : «Ты меня усыновишь?» Мы готовим волонтеров к таким ситуациям, но все равно для большинства это трепетный момент. Для меня это тоже было волнительно.

Что было самым сложным на начальном этапе?

Не сдаться. В какой-то момент поверил в наши проекты, ушел с предыдущей работы и 1,5 года искал на «Полдень» деньги, жил буквально на подножном корму, случайными заработками. Было очень сложно сохранять веру несмотря на то, что мало что получалось.

В какой момент вы поняли, что все не зря и есть результат?

В 2014 году, когда мы получили от «Ростелекома» первые 800 тысяч.

Как вообще изменилась ваша жизнь с появлением проекта?

Я думаю, что изменилась жизнь всех, кто сейчас работает в «Полдне». Мы уже не можем без этого. Если раньше мы были людьми, которые работают за деньги, то сейчас мы те, для кого работа — это дело жизни. Я понимаю, что уже не смог бы работать на другой, офисной работе, которая не несет в себе такого смысла. Нет пути назад.

 

 

Какие у вас мысли по поводу дальнейшего развития «Игр будущего»?

Мы сейчас работаем над несколькими направлениями.

Во-первых, выводим наши образовательные игры в школы. Образование, которое сейчас есть в школах, сильно устарело, текущая школьная программа не учит таким важным нужным в обычной жизни навыкам, как самоорганизация, лидерство, построение коммуникации, умение критически мыслить и решать нестандартные задачи. Чтобы Россия смогла стать конкурентоспособной страной, мы и хотим внедрить наши образовательные игры в отечественных школах.

Во-вторых, мы сейчас занимаемся экспортом наших технологий за рубеж (пока — в Евросоюз). И в третьих разрабатываем продукты (игры) для бизнеса.