+7 (495) 231-84-01
обратная связь

Человек играющий, или Что в нашей жизни игра

20 июля / 2017 /

Фото Анны Даниловой

Дорогие друзья! Сегодня в нашей новой рубрике #ЭкспертыПолдня — беседа с аналитическим психологом Лидией Сиделевой. Мы поговорили с Лидией о том, что может получить от игры человек в младенчестве, в отрочестве, возрасте 18+ и почему с детьми-воспитанниками детских домов и подростками, пережившими опыт нарушения ранних привязанностей, играть особенно важно.

Дети играют постоянно. Игра для них – лучший способ освоения мира и овладения различными навыками. Что же такое игра для детской психики?

Ребенок коммуницирует с миром и осваивает новый опыт именно через игру. Первые игры очень просты и относятся к подражательным, инициатором выступает мама, а малыш только откликается на её присутствие, имитируя за ней звуки и заливаясь смехом, например. Или играя в «ладушки», «сороку», «ку-ку». В таких играх ещё нет полноценной коммуникации, есть освоение своего тела и понимание важных вопросов мироздания.

Например, через «ку-ку», когда малыш закрывает глаза, а родители спрашивают: «Где же Машенька, куда она делась?», ребенок учится осознавать, что мир непрерывен, он существует даже тогда, когда ребенок его не контролирует своим присутствием. Уходя в другую комнату, мама не перестаёт существовать.

Есть обязательные этапы игры в песочнице в куличики, когда малыш их строит, а потом ломает, а потом снова стоит, а потом снова ломает, как джинн из сказки строит и ломает замки. Так ребёнок учится управлять своей агрессией и направлять её на творчество, а также учится делать ошибки и исправлять их.

Важным этапом на пути формирования привязанности между мамой и ребёнком выступает замещающая мать игрушка, то, что Винникот называет переходным объектом. Эту игрушку даёт ребёнку мама, она пахнет мамой и ассоциируется с ней. Игрушка помогает снять стресс при разлуке с мамой или при переходе ко сну. Малышу очень важно иметь при себе наглядное воспоминание о сильном взрослом, так как его внутреннее психическое пространство ещё не достаточно сформировано, чтобы удерживать память об эмоциональной привязанности.

Взрослый человек связывает конкретное понятие из реального мира с неким внутренним символом внутри психики, умеет строить ассоциации. Это богатство психического мира затем становится опорой в сложной ситуации. Опоры могут быть негативными или позитивными.

Наверное, вы замечали, что в сложной ситуации как будто кто-то внутри говорит голосом мамы, папы или даже незнакомого человека, но этот голос явно определяется как «Не-Я». Он может говорить разное — от «молодец, дерзай, у тебя получится» до «ну, соберись, тряпка, хватит ныть».

В любом случае этот голос куда-то направляет и на что-то вдохновляет, пусть даже жестоко. Но плохая опора лучше, чем никакая.

Как меняется игра и ее значение для психического развития с возрастом? Почему взрослые зачастую утрачивают способность играть? Как умение играть может повлиять на взрослую жизнь?

К 2,5–4,5 годам символический мир начинает осваиваться ребёнком в виде ролевой игры. Малыш не просто подражает тому, что видит вокруг, он ещё и наполняет смыслом действия игрушек, выстраивая, отыгрывая сложные схемы взаимодействия между разными участниками игры.

Дети могут играть в семью, в школу, в магазин, в каких-то героев любимых мультиков. Они уже способны не только копировать их поведение, но и вкладывать в их действия новые смыслы, расширять границы компетенции.

Например, в отсутствие реальных или специально напечатанных игрушечных денег дети могут принять решение использовать листочки или камушки. Они могут заметить, что имитировать деньги может что-то редкое, не подорожник, которого и так много, а камушки, например, непременно с тремя полосочками.

Со временем игры людей становятся более сложными и глубокими, а деньги — настоящими. Но по-настоящему успешными в длительной перспективе становятся именно те взрослые, которые умеют придумывать свои игры и вовлекать в них других, вдохновляя их.

Как показывают исследования, более успешными становятся те дети, которые для игры могут использовать подручные средства, а не только магазинные игрушки. То есть получается, что ребёнок может использовать для получения удовольствия от игры больше инструментов, чем ему дали первоначально, он глубже видит вещи.

Как правило, ту сферу, где человек умеет лучше всего играть, мы называем сферой творчества. И творить можно где угодно. Кто-то печет удивительные пироги, легко играя с продуктами и получая новые вкусы. Кто-то прекрасно продаёт вещи, прислушиваясь к покупателю, выделяя его ценности и предлагая из имеющегося ассортимента именно то, что тот готов действительно приобрести, кто-то уникально владеет телом, может танцевать или прыгать с шестом, у кого-то дар ровно забивать гвозди и красить стены.

Человека, успешного в работе, именно это и отличает. Он не просто серьёзно повторяет изученное, он умеет творчески подходить к процессу, не боится в него «играть». И часто именно в детстве, в процессе игры человек встречается со своим талантом.

К сожалению, у нас принято слишком серьёзно подходить к работе — вроде как взрослый человек должен быть зануден и скучен. Это происходит от неумения соединять мир фантазии и мир реальности. А это умение по-хорошему тоже формируется в процессе игры.

Как влияют игры на психику подростков? В чем специфика игры для этого возраста?

В подростковом возрасте психика готова скомпенсировать имеющиеся пробелы, для этого есть потребность и ресурс на изменение. Ребёнок готов отзываться на помощь извне, принимать и обдумывать её, обогащая свой опыт. Ему особенно необходим значимый взрослый, который сможет аккуратно и с уважением к происходящим процессам объяснить правила устройства мира.

Поговорить и поизучать тему призвания, взросления, сексуальности, любви, ответственности, дружбы, разочарований, принятия своих ограничений, смысла жизни — все это очень важно для юного человека на выходе во взрослую жизнь. Но здесь необходима помощь взрослого. Не каждого, конечно. Подросток очень чуток к фальши и невнимательности.

Ему нужен человек, которого хочется уважать, который понимает, что уважение надо заслужить, причём поступками, а не только словами или циркуляром, указывающим на значимость данного человека. Кроме того, как мы знаем, подростку очень важно прощупать границы допустимого, и важно, чтоб рядом оказался взрослый, который будет указывать на границы, сохраняя уважение к личности ребёнка.

Мы можем наблюдать, что в таком возрасте мать со своей эмпатией и физическим уходом становится не так важна для подростка. Он в жажде самостоятельности порой даже чересчур обесценивает влияние материнской функции в его жизни. Это тоже происходит неспроста, так психика способствует отделению человека от старшего поколения. В сказках нередко мы видим этот процесс, когда герой говорит матушке: «Хватит дома сидеть, надо пойти на мир посмотреть, себя показать».

В подростке на этом этапе много гнева, и ему нужна отцовская поддержка, чтобы «переплавить» этот гнев в энергию. Здесь я сделаю замечание, что такую поддержку может давать и женщина, но для простоты описания мы подразумеваем под «материнской функцией» умение быть эмпатичным, внимательным, поддерживающим и заботливым, уметь быть в процессе, сглаживать конфликты а под «отцовской функцией» умение говорить о правилах, опираться на силу воли, ориентироваться на результат, вступать в конкуренцию, выигрывать и проигрывать.

Подростку, окружённому вниманием взрослых, и то приходится нелегко. Надо внутри себя увязывать все эти сложные процессы и искать внутренние компромиссы, решать  конфликты. Приходится в голове удерживать и вовне опытно переживать оба этих процесса. Что уж говорить о детях из детского дома. Им вдвойне трудно в подростковом возрасте научиться опираться на себя.

Можно ли сказать, что именно игры соединяют в себе мир фантазии и мир реальности и что именно этим они и ценны для психики?

Да, игра — это некоторый промежуточный этап между фантазией и реальностью и потому игра очень важна для развития человека.

Фантазия, мечта помогает нам искать подходящий новый опыт, строить планы и опираться на них, помогает «играть» с будущим. Даже такой простой процесс как решение, что приготовить на ужин, это тоже сначала фантазия, потом коротенькая игра с этой фантазией, в процессе которой мы можем изменить первоначальную идею или скорректировать её, и уже потом только — претворение в реальность.

Но именно опора на реальность помогает скорректировать мечту. Может быть, я хочу приготовить перепела с соусом из трюфелей, но понимаю, что это для меня дорого, или я недостаточно представляю, как это готовить, и в итоге обхожусь курицей с соусом из шампиньонов. Я поиграла с этими понятиями внутри своей головы и получила результат.

Некоторые взрослые не умеют удерживать амбивалентность мира или делают это частично. В идеале человек в процессе развития вначале осваивает мир игры, затем мир реальности, а затем соединяет их. Но в некоторых случаях человек решает, что надо выбрать лишь один мир.

Если мы опираемся только на реальность, запрещая себя мечтать и играть, то мы в итоге сталкиваемся с тяжёлым неврозом, перегрузив себя. Если же мы опираемся только на мир фантазии, то рискуем уйти от реальности вплоть до расстройства психики, не рассчитав, что давление мира слишком велико, чтоб его игнорировать.

Исходя из этого, важно помнить о построении безопасного игрового пространства, которое опирается на соблюдение  баланса про игру и реальность. Игры могут быть образовательными и развлекательными, их цель уже задаёт рамки и сужает границы пространства, которое должно быть хорошо продуманным. Также находящиеся за пределами пространства игры люди, наблюдающие за соблюдением правил игры, должны быть способны оценить эмоциональное напряжение игрока от процесса.

Я категорически против игр, в которых практикуется так называемый выход за зону комфорта, когда людям предлагают вести себя странно на публике, преодолевать внутренние барьеры, разрушая их. Такие игры могут закончиться нервным срывом или эмоциональным истощением.

Как уже писалось выше, подкрепление бывает негативным и позитивным. Хорошая игра действует по второму пути, даёт поддержку, формирует доверие между участниками игры и каждого участника к самому себе, она строится на этических нормах, хочет что-то построить, а не разрушить. Даже отказ от плохих привычек здесь будет формироваться через упор на поиск новых, более грамотных, удобных или действенных.

Получение нового опыта трудно само по себе, хорошая игра учитывает это и не пытается создавать дополнительные трудности, она учит обращаться с уже имеющимися и учит видеть опоры, расширять безопасный опыт.

В чем специфика построения игрового пространства в образовательных играх с детьми — воспитанниками детских домов? Почему особенно важно не только дарить таким детям подарки, но и играть и заниматься с ними?

К сожалению, в условиях детских домов сам процесс игры очень сильно нарушен. Начнём с того, что ребёнку не полагается одного значимого взрослого, с которым тот будет поддерживать постоянный эмоциональный контакт. Лица нянь постоянно меняются, как в калейдоскопе, за день малыш может видеть 20 разных лиц, его психика не рассчитана на такое разнообразие и просто начинает выключаться.

Дальше — больше. В системе детских домов очень чёткие инструкции, как с ребёнком взаимодействовать. Он не получает никакой ответственности за свою жизнь, живя в стерильных условиях. Большинство детских домов оснащены куда лучше, чем родительские дома детей. Спонсоры активно делают ремонты, покупают дорогие игрушки. Дети рано понимают, что можно активно играть на чувстве вины тех, кто к ним приходит, и получать много просто по факту того, что они сироты.

Но они не получают самого главного: опыта стабильных доверительных отношений и представлений о том, как устроен мир. Система детских домов в России ориентирована на формирование физического здоровья, но совершенно игнорирует здоровье душевное.

Выпустившись из детского дома, подросток не знает элементарных вещей — как ходить в магазин и делать покупки, как рассчитывать бюджет на месяц, как готовить еду, как делать уборку, как планировать свой день, где искать работу. И, получая жильё и достаточную сумму денег для того, чтобы строить взрослую жизнь, ребята действительно не понимают, что со всем этим делать.

Игровой тренинг — хорошее решение для безопасного исследования собственных чувств, формирование навыков рефлексии, изучения себя в контакте с другим, умения обсуждать и договариваться, обсуждать трудности и просить о помощи. В игровой форме можно научиться бытовым вещам, научиться уважать правила и соблюдать их, развивать мир фантазий и воображения и реальность.

Беседовала Юлия-Маргарита Поляк

Другие новости
10августа / 2017 / 18:17