При поддержке ФСР «Полдень»
+7 (495) 231-84-01
обратная связь

Глеб Дильман, один из первых волонтеров «Полдня», о том, как выглядели наши игры в 2010 году

14 мая / 2018 /

Ты помнишь обстоятельства, при которых кому-то из твоих друзей пришла идея, что можно сделать вот такой классный проект — проводить образовательные сюжетно-ролевые игры для детей из детских домов?

Честно говоря, нет. Все началось с абстрактной романтики и с довольно простых и банальных ценностей. О них все знают: нужно помогать слабым, нужно быть хорошим человеком, активным, сильным и добрым, нужно стоять на стороне добра, все вот это вот.

Что было у нас? Сначала — только ролевые игры и некий ореол, которым они были овеяны. Был клуб «Золотые леса» в МГУ, с ними связанный. Он и стал центральным звеном того, из чего потом родились «Игры будущего». Идея, связанная с образованием, была всегда. В какой-то момент стало понятно, что производственных мощностей хватит не только на свой уютный ролевой мирок, но и на окружающий мир. Идея, что в игры нужно и можно играть всю жизнь — она очень прогрессивная.

Сколько изначально было человек в команде?

В самом начале этим активно занималось около 10 человек, а в 2013 году в моменты общего сбора нас было уже очень много, тяжело было даже в комнату поместиться, — наверное, порядка 40.

Что было самым трудным на начальном этапе?

Самыми сложными были организационные вопросы — взаимодействие с детскими домами, с их руководством. Было сложно, но интересно, поскольку мы могли набивать собственные шишки, что позволяло нам расти как по отдельности, так и вместе. Политика у нас была простая: делай то, на что у тебя есть силы: можешь искать партнеров — ищи партнеров, можешь организовать поездку — организовывай! Так мы и жили.

Одна из игры «Полдня» в нашем офисе. Слева — геймдизайнер Евгений Барышев, справа — «глашатай добра» (директор PR-отдела) Василий Шатров. Ну и дети, конечно :)

 

Каково это — участвовать в благотворительном проекте?

Тут есть сложность: можно попасть в ловушку ложного альтруизма, когда ты начинаешь отдавать другим в ущерб себе. Самопожертвование —вещь, которая в жизни бывает важна и нужна, но плохо, когда она становится «работой». Пусть та благотворительность, которой ты занимаешься, дает тебе энергию, а не превращается в рутину. Для меня это была основополагающая мысль.

В какой момент ты начал заниматься поездками в детские дома?

Это было в послестуденческие годы, мне было 23. Мое участие в проекте длилось примерно четыре года.

Не жалеешь о том, что закончил с волонтерством в «Полдне»?

Тут, скорее, уже вопрос в моей эффективности в рамках проекта. Чувствую, что сейчас будет лучше заработать миллион и отдать эти средства на благотворительность, чем самому ездить в детский дом. Всему свое время.

Можешь вспомнить самый трогательный момент в период волонтерства?

Был один очень тяжелый в эмоциональном плане момент: мы провели игру в детдоме, все прошло хорошо, и вот я стою рядом с нянечкой, а у нее на руках мальчик лет четырех, она попросила его подержать. И я держу его, а он так крепко ко мне прижимается, что в этот момент я понимаю, насколько ему это необходимо. Наверное, именно тогда появилось осознание, что человеческое тепло необходимо не только детям из детских домов, но и вообще всем детям, и даже взрослым.

«Драконы прилетели»: героические педагоги участвуют в проведении одной из игр «Полдня» в Санкт-Петербурге, чтобы опробовать учебный материал на себе

 

А забавные ситуации какие-то происходили?

Один раз мы ехали в детдом в кузове какого-то вездехода. Только мы вышли из машины, к нам подходит паренек лет пятнадцати и просит дать ему закурить. Мы немного удивились такой прыти, но сигарету, конечно, не дали.

Поменялась ли как-то жизнь с работой в «Полдне»?

Философский вопрос. Это был яркий, запоминающийся и крайне полезный период в моей жизни. Навык «уметь сделать интересно» очень важен для реализации в обществе, и вот ему я и научился. Спасибо образовательным играм!

Беседовали Михаил Сидоров и Эльмира Агамалиева