При поддержке ФСР «Полдень»
+7 (495) 231-84-01
обратная связь

Владимир Молодых, основатель проекта «Полдень»: о том, как все начиналось 8 лет назад

27 апреля / 2018 /

Мы поговорили с Владимиром о первой поездке будущих сотрудников «Полдня» в детский дом и о том, какие плюсы есть у нашего игрового метода как основы для внутренней мотивации ребенка к обучению и дальнейшей социализации.

 

Ты помнишь обстоятельства, при которых был придуман и создан проект «Полдень»?

-Мы с друзьями много лет применяли игровые и деятельностные методы в высшем и бизнес-образовании в МГУ. Как-то пообщались с друзьями, которые занимались помощью детям-сиротам, и они рассказали, с какими проблемами те чаще всего сталкиваются. Это стало для нас откровением.

В крупных городах у сирот в значительной степени проблемы не от того, что сиротам нечего есть или они живут в ужасных бытовых условиях. Ключевая проблема – отсутствие компетенций, необходимых для социализации. В первую же поездку в детский дом мы увидели и плазму в столовой и Playstation в холлах. Но на фоне этого внешнего благополучия, как подтверждают и статистика, и наша практика, половина детей, выпускаясь из учреждения, не социализируется, а становится безработными, наркоманами, алкоголиками или сектантами.

И здесь надо сказать, что игра – ровно тот инструмент, который отлично помогает. Ребенок не хочет учиться ради какой-то далекой от него профессии, но вовлечется в игру, чтобы выделиться перед друзьями и одногруппниками.

То есть игра дает внутреннюю мотивацию к обучению. Это первый плюс.

Игра дает возможность получить недостающий жизненный опыт, пусть и в модельной ситуации. Это второй плюс.

Игра дает возможность применить на практике, ну или, скажем так, в ситуации близкой к реальной, школьные знания, понять, что за ними стоит. Это третий плюс.

Игра позволяет попробовать, что на самом деле представляет та или иная профессия, деятельность. То есть новые возможности в профориентации - это четвертый плюс.

И наконец пятый плюс – игра дает возможность получить те компетенции, которые на лекции не получишь: навыки коммуникации, способности к целеполаганию.

Понимая это, мы решили, что наши игры – это ровно то, чем можно помочь детям-сиротам.

 

И игры действительно помогают?

П после разработки и адаптации программы мы вначале увидели это своими глазами на экспериментальной группе в 48-м детском доме, а затем подключили профессионалов, провели соответствующие исследования и окончательно убедились – да, это работает. И с каждым новым замером эффективности продолжаем убеждаться.

Вы сразу определились, что будете работать именно с детдомовцами?

К тому моменту мы уже применяли игровые методы в высшем и школьном, а также в бизнес-образовании, а тут мы увидели, что есть еще новая аудитория, которой мы можем помочь и помощь которой особенно нужна. Так что да, сразу.

Сколько человек изначально было в команде?

Самую первую игру мы придумали составом в пять человек, а команда, которая работала в первых двух детских домах, насчитывала около десятка человек.

С какими трудностями вы столкнулись?

Ездить в детдом, проводить игру – это интересно, придумывать игру – тоже. А вот вся эта организационная часть - заключение партнерских соглашений с детским домом, получение медицинских книжек... Этим заниматься никто особо не хотел. На первых порах выстроить эту деятельность на волонтерских началах было довольно трудно.

Также мы были незнакомы с аудиторией, никто из нас не знал какой подход нужно к ней подобрать, все это устанавливалось опытным путем с помощью консультаций с экспертами.

Еще одной проблемой было масштабирование проекта: откуда брать деньги, где найти офис и сотрудников.

Но методом проб и ошибок, на энтузиазме мы в итоге смогли разобраться в новой для нас области и выстроить работающую организацию. Особенно ценным оказалось то, что мы смогли выработать такой формат предложения бизнесу, когда он не просто жертвует деньги на хорошее дело, а в рамках программы корпоративной социальной ответственности развивает своих сотрудников, достигает собственных целей.

Какое самое яркое впечатление осталось от работы с воспитанниками детских домов?

Был какой-то момент, когда я в течение долгого времени не появлялся в том самом первом для нас 48-м детдоме. А потом приехал и увидел, как изменились дети, какими они стали взрослыми за время моего отсутствия и участия в программе. Я до сих пор помню свое удивление и радость, что нам действительно удалось помочь.

Что для тебя значит «Полдень»?

- Для меня очень важно понимать, что те вещи, которые я делаю, помогают кому-то, что они социально значимые. «Полдень» усиливает ощущение внутри меня, что все не зря.

В каком направлении ты бы хотел, чтобы проект развивался?

Понятно, что хотелось бы стабильности и массовости. И очень хотелось бы продвигать наши игры для других аудиторий детей. Например, хочется, чтобы наши игры использовались в рамках дополнительного образования в школах.

Беседовал Михаил Сидоров